«Как дело до дележа дойдет – брат брата не узнаёт»

А уж бывшие или рассорившиеся супруги – и подавно…

Как вы уже поняли, речь пойдет о разделе общего имущества супругов, а точнее — о разделе общего имущества супругов по соглашению, во внесудебном порядке. Но начать хочу с общих принципиальных положений закона о разделе совместной собственности супругов, применяемых как при разделе имущества по соглашению супругов, так и при разделе в судебном порядке (ст. 36 — 39, 45 Семейного кодекса РФ, ст. 256 Гражданского кодекса РФ).

  • Общим имуществом супругов признается: доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.), приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.
  • Общее имущество супругов может быть разделено между супругами как в период брака, так и после его расторжения.
  • Инициатором раздела может быть любой из супругов либо кредитор супругов или одного из них.
  • Доли супругов при разделе признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.
  • Имущество, приобретенное каждым из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное в период брака по безвозмездным сделкам (например, по наследству и дарению, в результате приватизации жилья), является собственностью супруга, приобретшего такое имущество, если иное не установлено брачным договором супругов.
  • Приобретенные в период брака вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т.п.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, не делятся, а признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.
  • Не делятся исключительные права на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов (принадлежат автору такого результата), вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних (передаются без компенсации тому супругу, с которым проживают дети), и вклады, внесенные на имя несовершеннолетних детей (принадлежат детям).
  • Общие долги супругов (это долговые обязательства, все полученное по которым использовано на нужды семьи, на приобретение общего имущества супругов) делятся между ними пропорционально их долям в общем имуществе.

Переходя к некоторым особенностям раздела имущества по соглашению супругов, начну с новации, введенной Федеральным законом от 29.12.2015 № 391-Ф3, которая вступила в силу с 29 декабря 2015 года: соглашение о разделе общего имущества супругов теперь заключается только в нотариальной форме.

То есть любое соглашение о разделе общего имущества супругов, совершенное после 29.12.2015 в «ненотариальной» форме, является ничтожным в силу положений п. 3 ст. 163 Гражданского кодекса РФ.

Лично я считаю данную новацию правильной по многим основаниям. В том числе эта новация сняла возникавший у меня ранее вопрос: если законодатель изначально в Семейном кодексе РФ (напомню, начало действия первой редакции действующего Семейного кодекса РФ — 01.03.1996) установил для брачного договора обязательную нотариальную форму, то почему же для соглашения о разделе имущества, имеющего, в принципе, аналогичную юридическую природу и значимость, допускалась простая письменная форма?

Теперь эта «несправедливость» устранена, и, на мой взгляд, количество судебных споров, связанных с разделом общего имущества супругов, должно сократиться. Ведь нотариус, удостоверяя договор, в обязательном порядке проверяет соответствие содержания договора закону и намерениям сторон, подтверждает, что договор подписан именно теми лицами, которые в нем указаны, а также разъясняет сторонам договора правовые последствия заключаемой ими сделки.

В соответствии же с п. 5 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия. Эти обстоятельства делают нотариально удостоверенное соглашение о разделе имущества очень серьезным и надежным инструментом урегулирования имущественных отношений супругов (бывших супругов).

Вторая новация, введенная Федеральным законом от 30.12.2015 № 457-ФЗ, которая вступила в силу 10 января 2016 года, заключается в том, что текст ст. 37 Семейного кодекса РФ дополнен словом «судом», и теперь этот текст выглядит так: «Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие)».

До этих изменений на вопрос: «возможно ли соглашением о разделе общего имущества признать имущество одного из супругов общей совместной собственностью?», большинство юристов отвечало положительно, исходя из текста ст. 37, не содержавшего слова «суд».

Эта позиция основывалась также на применении по аналогии нормы ст. 42 Семейного кодекса РФ, в соответствии с которой брачным договором супруги вправе могли признать имущество каждого из них общей собственностью, и применении положений о свободе договора, установленных ст. 421 Гражданского кодекса РФ.

Теперь же ответ на этот вопрос не является столь однозначным, так как после внесения изменений оказались равносильны две противоположные позиции.

Первая — только суд вправе признать общей совместной собственностью супругов имущество одного из них, что как раз и подчеркнул законодатель описываемой новацией.

Вторая — эта норма не устанавливает прерогативу суда, а, будучи адресованной именно суду, лишь определяет одно из условий, которым должен руководствоваться суд при разделе имущества супругов.

Обоснованием последней позиции по-прежнему служит довод о том, что если супруги в брачном договоре вправе произвести раздел имущества, а также установить совместную собственность на имущество каждого из них (например, на приобретенное до брака имущество), то это же самое они могут сделать и соглашением о разделе общего имущества супругов.

И последний, хоть и не являющийся новацией, но не менее важный нюанс. При разделе общего имущества по соглашению супруги вправе самостоятельно установить свои доли в имуществе и определить, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. Получается, супруги в своем соглашении вправе отступить от принципа равенства долей в имуществе настолько, насколько им будет угодно!

Однако не стоит забывать про положения п. 2 ст. 44 Семейного кодекса РФ, в соответствии с которым брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично, если условия договора ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Хоть данная норма и регламентирует заключение непосредственно брачного договора, она вполне может применяться и к соглашению о разделе общего имущества супругов по аналогии права, в силу положений п. 4 ст. 1 Гражданского процессуального кодекса РФ. Такого мнения придерживаются и многие юристы-практики, и теоретики права.

Например, в статье Н. Ф. Звенигородской «Проблемы признания недействительным соглашения о разделе имущества супругов» указано: «Применение норм прав, регулирующих изменение, расторжение брачного договора, к соглашению о разделе имущества мы считаем более правильным не только по аналогии закона, но и в связи с тем, что брачный договор может быть смешанным, которым, помимо изменения законного режима имущества, может определяться раздел имущества в случае расторжения брака (п. 1 ст. 42 СК).
Следовательно, если изменение, расторжение брачного договора, содержащего элементы разных семейно-правовых договоров, в том числе соглашения о разделе имущества, происходит по правилам ст. 43 СК, то вполне закономерно по этим же правилам изменять, расторгать соглашение о разделе имущества, так как правовая природа этих семейно-правовых договоров одинакова».

Для объективности приведу противоположное мнение, тем более что это мнение изложено в «Обзоре кассационной и надзорной практики рассмотрения гражданских дел судами Архангельской области за первое полугодие 2005 года»:

«…С. обратился с иском к бывшей супруге С. о признании недействительным брачного договора о разделе общего имущества супругов, так как указанный договор существенно ущемляет его права в связи с несоразмерным разделением имущества, что ставит его в крайне неблагоприятное положение и противоречит семейному законодательству…

Отказывая в иске, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что оспариваемый договор является не брачным договором, а добровольным соглашением о разделе совместно нажитого имущества, по которому имущество супругов может быть поделено в соответствии с п. 2 ст. 38 Семейного кодекса РФ не в равных долях».

Какую же позицию во всех этих спорных вопросах должен занимать нотариус?

Думаю, ответ очевиден, если следовать заповеди Международного союза Латинского нотариата о миссии нотариуса: «Помни, что твоя миссия состоит в том, чтобы не допускать гражданско-правовых споров».
При наличии столь противоречивых мнений по рассмотренным вопросам нотариус должен занимать крайне осторожную позицию.

Возможно, в некоторых случаях в целях предотвращения судебных споров для урегулирования имущественных отношений супругов (или бывших супругов) стоит использовать не только брачный договор или соглашение о разделе совместно нажитого имущества.

Иногда, например, для решения вопросов, касающихся распоряжения личным имуществом супругов, соблюдения интересов детей при разделе общего имущества родителей, целесообразно применить договор дарения или купли-продажи. Такой гибкий подход позволит и реализовать достигнутые гражданами договоренности, и избежать «скользких» моментов соглашения о разделе общего имущества супругов.

Александр Петренко
юрист